Генеральный директор компании Агротрейд, Всеволод Кожемяко, о волонтерстве и возобновлении АТО

03.07.2014

  Харьковский миллионер, основатель и генеральный директор компании Агротрейд Всеволод Кожемяко, уже два месяца тратит личные деньги и деньги специально созданного фонда "Мир и порядок" на украинскую армию и Нацгвардию. В МВД его называют одним из пяти крупнейших доноров сил АТО. Кожемяко (состояние $196 млн, первая сотня рейтинга украинского Forbes, 2013) уверен, что размер бизнеса никого не спасет от катастрофы в случае потери государства. Но он категорически отрицает собственные политические амбиции и выгоды от активной помощи силовикам. 

В интервью миллионер-волонтер рассказал о своей трактовке корпоративной социальной ответственности в нынешней Украине.  

Ваша помощь силам АТО: с чего все началось?

- Когда в Харькове впервые подняли российский флаг, мы с единомышленниками собрались и сказали - надо что-то делать. Так что началось все немного спонтанно. Изначально мы работали исключительно с облгосадминистрацией. Но потом, после первых поставок обмундирования и средств защиты, после первых личных поездок на блокпосты я уже не мог сказать: "Ладно, ребята, я тут чуть-чуть помог - а теперь уезжаю на море". Так оно и пошло дальше.

Я считаю, что каждый обеспеченный человек в Украине должен помогать армии. Многие не понимают, насколько все зыбко и говорят: "Как-нибудь без нас разберутся". Не факт, что разберутся. Ситуация критическая и бездействие каждого, кто может помочь - это преступление.

Помогать силам АТО в Донбассе должны не только крупные бизнесмены, но и средние предприниматели, а также простые люди. Кто чем может. К сожалению, многие украинцы до сих пор думают, что Донбасс - это где-то на другой планете. А ведь силы АТО - наш последний щит перед реальным врагом и возможной потерей страны. В случае поражения наших силовиков - не спасется никто. 

- Вас называют одним из пяти самых крупных спонсоров сил АТО. Это так? В чем заключается ваша помощь?

- Насчет пяти не знаю, а помощь заключается в следующем.

Во-первых, закупка средства индивидуальной защиты - бронежилеты, каски, маскировочная форма.

Во-вторых, закупка медицинских средств - это индивидуальные аптечки, жгуты, шприцы с буторфанолом (сильный анальгетик, - ред.) и других препаратов, которые применяются при ранениях и травмах в полевых условиях.

В-третьих, мы помогаем харьковскому госпиталю. С лекарствами у них более-менее все нормально, мы покупаем оборудование. К примеру, ортопедические кровати. В этом оборудовании сегодня особенная необходимость - статистика войны такова, что повреждения конечностей составляют до 90% от общего количества ранений. Сегодня передали партию современного высокоточного оборудования для операций: ортопедический комплекс "Страйкер", электрокоагуляторы и так далее. Это значительно повысит класс операций и ускорит выздоровление наших бойцов.

В четвертых, закупаем электронные средства обнаружения и ориентирования. То есть - средства связи: рации, навигационное оборудование, прицелы, бинокли.

В общем, снабжаем всем, кроме оружия.

- В каких объемах закупаете все перечисленное?

- С вашего позволения я не буду называть суммы. Скажу лишь, что если мы сотрудничаем с какой-то отдельной ротой или батальоном, мы стараемся обеспечить их максимально.

Например, батальоны "Слобожанщина" и "Харьков-1" мы полностью обеспечиваем. Остальные - выборочно. В основном - бронежилеты, каски, питание.

- Мы - это лично вы, Всеволод Кожемяко?

- Нет, специально для помощи украинским силовикам в Харькове был создан фонд "Мир и порядок". Со мной сотрудничают люди, заинтересованные в помощи нашим военным.

Часто приходится выкручиваться. К примеру, если говорить об упомянутых уже шприцах с буторфанолом, то их в продаже нет. Один из учредителей нашего фонда, Валерий Дема нашел компанию, которая по всей Украине искала и покупала аптечки, в которых было по 2 таких шприца и жгут.

- Насколько я понял, ваш фонд не перечисляет на армию деньги, а сам закупает все необходимое. Откуда вы узнаете, что именно необходимо той или другой части, батальону? С кем советуетесь?

- Конечно, зачем перечислять деньги? Я по SMS деньги перечислял, если им нужны деньги - пусть оттуда возьмут. Мы действуем эффективнее, потому что пока пройдут все бюрократические процедуры государства по перемещению денег, кому-то в зоне боевых действий это может стоить жизни. Сегодня важна скорость и реакция.

Узнаем о конкретных потребностях военных от волонтеров, которые с нами сотрудничают. Координатор волонтеров - Мария Никитюк, мы ее пригласили возглавить фонд "Мир и порядок" под нашим управленческим контролем.

Естественно, мы контактируем с руководством областной милиции, с обладминистрацией. Губернатор Харьковской области Игорь Балута является членом антитеррористического центра.

За последние месяцы я очень сильно поменял круг общения - стер половину старых контактов в записной книжке и заполнил ее координатами новых людей, гораздо более интересных. Волонтеров, журналистов, общественных деятелей, военных, порядочных милиционеров.

- А кроме руководства области - на центральном уровне координируете свою работу с центральной властью? Можете позвонить президенту и сообщить о чем-то или посоветоваться?

- Президенту позвонить не могу. На региональном уровне у нас с властью единая командная работа…

- А с мэром Геннадием Кернесом?

- Его долгое время не было в городе, но в целом противоречий у нас нет. 

Так вот, с руководством области у нас единая командная работа, но и на центральном уровне у фонда нет проблем с координацией через МВД, Минобороны, Администрацию президента, если в том возникает необходимость.

Ринат Ахметов, на вопрос журналиста о помощи армии, ответил, что помогает ей уплатой налогов. Как вы прокомментируете такую позицию крупного бизнеса по отношению к нынешней ситуации в стране?

- Это длинный путь к помощи, я иду по короткому пути - непосредственная и предметная доставка всего необходимого тем, кто нуждается. Каждый выбирает тот путь, который ему ближе.

- Были ли требования или угрозы вам со стороны террористов?

- Да, какие-то фэйсбучные элементы на нас обращали внимание, что-то возмущенно писали по этому поводу, какие-то кровавые угрозы. Не обращаю внимания.

- Заместитель губернатора Днепропетровщины Геннадий Корбан в одном из интервью прямо говорит, что бизнесменам, которые оказывают помощь батальонам территориальной обороны области власть помогает: "убираем пожарников и налоговоую", - сказал Корбан. Вы рассчитываете на преференции со стороны власти после победы?

- О преференциях не думаю. В Днепропетровске так и обстоят дела. Я считаю это правильным подходом. В Харькове ничего похожего пока нет. Конечно, можно прийти к руководству области и сказать: "Безобразие, нас обижают, а ведь мы вам помогаем". И я уверен, что вопрос бы решили, но у нас такого не было. Я пока вообще не думаю о таких вещах - идет война, и мы помогаем армии. После победы обсудим менее значительные вещи.

- Победа по-вашему - это просто установление мира, или мир с обязательным сохранением Донбасса в составе Украины?

- Это сложный вопрос. Я склоняюсь ко второму варианту. Большинство населения Донбасса не поддерживает идею присоединения к России, тем более люди не поддерживает создание какого-то ДНР. Потому сохранить мир и порядок в условиях потери Украиной этих территорий будет невозможно.

- Собираетесь ли лично идти в политику - занимать должности в исполнительной власти или баллотироваться в депутаты? Тем более опыт выборов в Харьковский облсловет у вас был.

- Ну, это было сто лет назад. У меня нет желания идти в политику, я не…

- …не политик?

- Не в этом дело, у нас и в Верховной Раде настоящих политиков не больше десятка.

- Тем не менее, если остальных 440 человек спросить - назовутся политиками.

- А я - нет. Сразу скажу, что проект помощи АТО, который мы создали, не имеет на прицеле политического будущего. В нашем фонде сегодня вообще нет политиков - ни центрального, ни местного уровня. Если захотят - пусть помогают фонду, но работа фонда не станет их рекламой или пиаром. Заниматься публичной политикой я не буду. Публичность ограничивает свободу. А у меня другой образ жизни и склад характера.

- Вы поддерживаете решение президента возобновить активную фазу АТО?

- Полностью поддерживаю. Потому что другого пути, к моему огромному сожалению, у нас нет. На одном из блокпостов в Донбассе я лично попал под обстрел со стороны террористов на второй день объявления так называемого перемирия.

- Зачем вы лично ездите в зону АТО? За адреналином?

- Какой-то элемент адреналина, наверное, есть, но главное не это. Я говорю с бизнесменами,  привлекаю деньги для помощи силам АТО. Но чтобы говорить об АТО, нужно иметь представление о том, о чем говоришь. Нужно видеть все собственными глазами. Тем более, наши волонтеры от фонда туда ездят. А я же не могу отправлять людей в зону АТО, а самому там даже не побывать.

- Когда поедете на блокпосты в следующий раз?

- Не хочу об этом говорить, чтобы информация не попала к террористам.

- Ваша оценка перспектив Партии регионов. Ваш друг Андрей Веревский был депутатом от этой партии. 

- Пусть политические вопросы комментируют политики. Я не политик. 

- У вас были российские бизнес-партнеры? Изменились ли отношения с ними?

- В России бизнес-партнеров у меня нет. Бог миловал.

- А в частном порядке общаетесь с друзьями и знакомыми из России?

- С кем-то можно общаться, с кем-то нет. Тенденция следующая: способны адекватно воспринимать и анализировать ситуацию те россияне, которые часто бывают в Европе или живут там. Остальные же - это Россия 24. Даже не Россия 24, а lifenews. 


http://news.liga.net/

 

Просмотров: 11287
Комментарии читателей
Для данной новости никто не оставил комментарий.