В одну корзину: как происходят успешные слияния в агросекторе

11.09.2014

    Агрессивная экспансия компании «Авангард» Олега Бахматюка заставила объединиться прямых конкурентов. Так Виталий Вересенко и Борис Беликов создали «Овостар» — третьего по величине производителя яиц в Украине

 

    Весной 2003‑го более 200 производителей курятины и яиц объединились в Союз птицеводов Украины. Там и познакомились будущие партнеры  – создатели холдинга «Овостар» Виталий Вересенко и Борис Беликов. Общий язык нашли с первых минут. Правда, тогда владелец яичной компании «Малиновое» Вересенко и основатель «Борисполь Агро Трейд» Беликов были прямыми конкурентами, каждый в будущем видел себя не просто самостоятельным игроком, но и лидером яичного рынка. Планы бизнесменов спутал владелец компании «Авангард» Олег Бахматюк. Экспансия, которую он начал проводить в 2005‑м, за несколько лет подкосила больше половины птицефабрик. К 2007‑му их осталось менее сотни: 18 Бахматюк купил, остальные обанкротились. «Авангард» демпинговал, другие участники рынка, которые только становились на ноги, таких условий работы не выдерживали и закрывались. В 2007 году «Авангард» контролировал 11% яичного рынка, в 2010‑м  – уже 26%, в 2013‑м  – 55%.

 

    Вдвоем бороться за место под солнцем легче, подумали Вересенко и Беликов. В 2008‑м они объединили компании. Как показало время  – не зря. Созданный ими холдинг «Овостар» закончил 2013 год с выручкой $81 млн и EBITDA более $36 млн. Акции группы с июня 2011‑го торгуются на Варшавской фондовой бирже. Сейчас капитализация яичного холдинга составляет $135 млн. До объединения «Малиновое» и «Борисполь Агро Трейд» контролировали менее 2% рынка каждая. Теперь с долей 8% «Овостар» – третий по величине производитель яиц в Украине. На первом месте  – «Авангард». Номер два  – компания «Интер‑Запорожье» (владельцы  – Владимир Троян и партнеры)  – обгоняет «Овостар» всего на 1 п. п. Глава Союза птицеводов Александр Бакуменко уверен, что по итогам 2014‑го компания Беликова и Вересенко переместится на второе место в списке лидеров.

    «Наши предприятия дополнили друг друга,  – констатирует 45‑летний Вересенко.  – Капитаны вели свои пароходы в одном направлении».

    В яичный бизнес партнеры пришли почти одновременно. Выпускник Киевского высшего инженерного радиотехнического училища ПВО Вересенко свою первую компанию зарегистрировал в августе 1991‑го. Как и многие в то время, молодой предприниматель занимался торговлей – продавал импортированную из Италии одежду. С итальянцами рассчитывался голубыми елями, которые выкапывал с корнем в Карпатах. Позже Вересенко с одноклассником торговали турецкими сладостями.

     В 1998‑м предприниматель решил попробовать силы в производстве. «Тогда было модно инвестировать в агробизнес»,  – объясняет он свой выбор. Многие вкладывали в растениеводство. Но Вересенко никогда не понимал, зачем инвестировать в землю, которая тебе не принадлежит. Остановился на производстве яиц: формально в отрасли работало почти 300 фабрик, тем не менее яйца оставались дефицитом. Приватизированные трудовыми коллективами советские фабрики были неэффективными, использовали старое оборудование. Руководили ими «красные директора», которые слабо представляли себе, что такое рынок. «В СССР существовала отдельная структура управления кормами, отдельная  – фабриками по производству яиц,  – описывает тогдашнее положение дел Бакуменко.  – Разрушилась вся вертикаль, не было оборотных средств, птицеводы стали работать в убыток».

    Вересенко с улыбкой вспоминает покупку первой такой полуразрушенной фабрики в селе Телешовка Киевской области. Здание заросло травой, место было настолько диким, что жители села устраивали там охоту на зайцев.

    «Мне понравилось расположение объекта  – всего в 100 км от столицы»,  – объясняет птицевод. Проще купить готовое предприятие, чем строить с нуля: не надо получать всевозможные разрешения, в том числе на землю. Фабрика имела хорошую инфраструктуру и инженерные коммуникации, павильоны были пригодны для установки клеток. Покупка обошлась бизнесмену менее чем в $100 000. Через два года на аукционе Вересенко за $500 000 купил еще одну заброшенную фабрику  – в Ставищанском районе Киевской области.

 

Беликов к птицеводству изначально был ближе, чем его будущий партнер. Выпускник Киевского института инженеров гражданской авиации, он в 1990‑е продавал запчасти к птицеводческому оборудованию и комбикорм. Первое предприятие в 2000 году получил за долги. Это была птицефабрика «Украина» в Васильковском районе под Киевом. «У меня было два варианта: либо потерять деньги, либо забрать предприятие»,  – вспоминает 45‑летний Беликов. Вскоре на аукционе он купил Бориспольский экспериментальный комбикормовый завод и начал строить вертикально интегрированную компанию по производству яиц.

    «Большинство новых владельцев предпочитали лишь немного реконструировать старые советские предприятия,  – говорит Бакуменко.  – В отличие от них Вересенко и Беликов модернизировали свои фабрики, не жалели средств на внедрение новых технологий». Оба объездили множество стран в поисках лучшего опыта. Вересенко за основу взял турецкую систему производства яиц. На тамошних фабриках стояло оборудование, которое позволяло сажать в одно помещение большое количество птицы. При этом она сама себя грела, в результате снижались затраты на энергоресурсы. Кроме того, на турецких фабриках не было запаха. Там стояли батареи с системой ленточного удаления и подсушки помета. Эта технология и сегодня используется на фабриках «Овостара». Если раньше в одном стандартном украинском птичнике содержалось не более 50 000–70 000 голов, то сейчас  – 300 000. Такое укрупнение позволяет экономить на персонале и технике.

 

Беликова же впечатлил американский подход к птицеводству  – большие масштабы и локализация почти всех звеньев производственной цепочки (элеваторы, комбикормовый завод, птичники и т. д.) в одном месте, что давало экономию времени и затрат на логистику.

    Что еще объединяло будущих партнеров? Они первыми в Украине стали брендировать куриные яйца. В начале нулевых Беликов создал торговую марку «Ясенсвіт», а Вересенко  – «Телешівські яйця». Вересенко оборудовал около 50 собственных торговых точек на рынках. Беликов предпочитал работать с продуктовыми сетями. «Борисполь Агро Трейд» первой в Украине начала выпускать яичные продукты. Для этого в Василькове построили завод «Овостар».

    Компании Беликова и Вересенко неплохо развивались. Выручка «Малинового» в 2005‑м составила 61 млн гривен, у «Борисполь Агро Трейд»  – 168 млн гривен. И это были одни из лучших показателей в отрасли, активное восстановление которой длилось уже пять лет. У Бахматюка, обладавшего немалым капиталом, сколоченным на реализации газа, были и возможности, и соблазн скупить все, что плохо лежало. «Он увидел, с одной стороны, разнородность активов и акционеров, отсутствие мощного игрока, с другой  – огромный внешний рынок и перспективы»,  – объясняет Вересенко активизацию конкурента.

 

Владельцы обанкротившихся птице­фабрик винят в своих несчастьях Бахматюка. «Он методично убивал наши предприятия демпингом, перебиванием цены на комбикорм  – заводы разрывали сотрудничество с нами и уходили к «Авангарду»,  – жаловался в беседе с Forbes три года назад экс‑директор одной из ныне закрытых птицефабрик. Обозленные конкуренты в свое время даже создали несколько интернет‑­ресурсов, на которых публиковались материалы, порочащие репутацию «Авангарда». Владельцы «Овостара», наоборот, благодарны Бахматюку. «Мощная экспансия этой компании помогла структурировать и консолидировать отрасль, убрать с рынка неэффективных игроков,  – говорит Вересенко.  – Такие конкуренты, как Бахматюк, заставляют бежать быстрее».

    Покупка Бахматюком «Малинового» и «Борисполь Агро Трейд» выглядела бы на фоне такой консолидации вполне логично. Но, по словам Беликова, ни ему, ни Вересенко таких предложений от хозяина «Авангарда» не поступало. Подтверждает это и сам Бахматюк. «Все купить нельзя,  – замечает он.  – У Беликова и Вересенко тогда были эффективные предприятия, сейчас это сильные, стабильные игроки».

    Идею о слиянии «Малинового» и «Борисполь Агро Трейда» бизнесмены вынашивали два года. В начале 2008‑го ударили по рукам. Долгого и утомительного due diligence не проводили. У Вересенко было две производственные площадки, у Беликова  – одна. Поголовье  – по 1 млн птиц у каждого. Выручка «Малинового» в 2007‑м составляла 100 млн гривен, «Борисполь Агро Трейд»  – 218 млн гривен. «До последнего гвоздя никто ничего не считал,  – вспоминает Вересенко.  – Договорились, что, если не будет получаться работать вместе, продадим «Овостар» и поделим деньги пополам». Но такой необходимости не возникло. И в новосозданном предприятии партнеры по взаимной договоренности получили равные доли.

 

Первое время у объединенной компании было два бренда и два портфеля продуктов. Проведенное исследование показало, что лояльность к бренду «Ясенсвіт» выше  – его и оставили. Сложно было перестроить людей  – у каждой компании на момент объединения была своя история. «Несколько месяцев у нас работало два маркетинговых и финансовых отдела,  – рассказывает директор по маркетингу «Овостара» Наталья Власнюк.  – Собственники очень аккуратно проводили объединение: сотрудники даже не заподозрили, что внимательно оценивают результаты работы каждого из нас. Потом отделы объединили, в них остались наиболее эффективные специалисты».

    Вначале бизнесмены решили доверить руководство приглашенным топам и создали управляющую компанию. Но эта модель просуществовала всего полгода. Без участия собственников в управлении «Овостар» перестал развиваться. Поэтому они решили вернуться и разделить управленческие функции. Всей операционной деятельностью руководит Беликов, Вересенко занимается связями с инвесторами, новыми проектами. Не страдают ли от этого амбиции Вересенко? «Я не ставлю во главу угла личные амбиции, поэтому легко отказался от управленческих функций,  – объясняет Вересенко.  – Двух вождей быть не может, иначе будет две команды, две корпоративные культуры, а это разрушает компанию». Партнеры утверждают, что за годы совместной работы ни одного конфликта между ними не было.

    По отдельности «Малиновое» и «Борисполь Агро Трейд» можно было бы продать по $10–15 млн. Объединенная компания стоит гораздо дороже. У слияния была еще одна важная цель  – IPO. «Без объединения ни Беликов, ни Вересенко не смогли бы выйти на Варшавскую фондовую биржу: каждый сам по себе был слишком маленьким»,  – констатирует директор инвестиционно‑банковского департамента компании Dragon Capital Михаил Гранчак. В 2010‑м прошло успешное IPO «Авангарда». Компания разместила 22,5% своих акций на Лондонской фондовой бирже, выручив $208 млн. Беликова и Вересенко, которые с первого дня совместной работы готовились к публичности, это обстоятельство только подстегнуло. «Овостар» тоже решил попытать счастья. Международный аудит компания прошла еще в 2008 году.

    IPO «Овостара» состоялось в 2011‑м. «Тогда на бумаги украинских компаний был высокий спрос на Варшавской бирже. Окно нужно было обязательно использовать»,  – поясняет Валерий Кулицкий, руководитель киевского офиса компании BIC Securities, которая занималась размещением «Овостара». В июне 2011‑го за 25% акций яичный холдинг выручил $33 млн. Инвесторы оценили компанию по мультипликатору 12 EBITDA.

    У «Авангарда» этот мультипликатор годом ранее был вдвое ниже. Желающих приобрести акции «Овостара» оказалось в пять раз больше, чем предложенных акций. Бумаги купили около 30 институциональных инвесторов (в основном пенсионные фонды) и более 2000 физлиц. Продать акции компании удалось по максимально возможной на тот момент цене  – 62 злотых (около $22) за бумагу.

    Второй поход «Овостара» на Варшавскую биржу оказался менее удачным. В 2012‑м компания планировала небольшой объем дополнительного размещения. Но вторая оценка инвесторов 80 злотых за акцию показалась бизнесменам заниженной. Доразмещение не состоялось. Публичный статус позволил компании взять кредит на 10 млн евро в немецком Landesbank Berlin на семь лет под 5,5% годовых.

 

В 2011‑м у менеджеров инвестиционных фондов, в портфеле которых уже были акции «Авангарда», возникал вопрос: зачем покупать бумаги его меньшего конкурента? Сегодня «Овостар»  – единственная украинская компания второй волны выхода на IPO (после кризиса 2008 года), акции которой стоят дороже, чем на момент размещения,  – на 10%. Акции же «Авангарда» подешевели почти на 40%. В глазах инвесторов компанию Бахматюка «подкосили» два фактора. Во‑первых, осенью 2011‑го он передал 77,5% акций «Авангарда» своему новому непубличному холдингу Ukrlandfarming, устройство и принципы развития которого до сих пор до конца иностранцам непонятны. Во‑вторых, многих инвесторов, по словам инвестбанкиров, смущает любовь Бахматюка к большим кредитам. На конец весны общая задолженность его агрохолдинга превышала $1 млрд. Кроме того, Бахматюк у «Овостара» выигрывает за счет размеров, а не эффективности. «У «Авангарда» логистическая цепочка и система продаж выстроены хуже. Например, комбикормовый завод находится за несколько сотен километров от птицефабрик. Это результат экспансии»,  – рассказывает Бакуменко. После объединения Беликов и Вересенко продали Телешовскую птицефабрику (сейчас принадлежит «Авангарду»), потому что она не вписывалась в их систему логистики. «Овостар» меньше и понятнее инвесторам, поэтому доверия к нему пока больше. Но это  – рынок ценных бумаг, на рынке же яиц для холдинга все намного сложнее.

    Что помогает «Овостару» удерживаться и развиваться на территории, которую контролирует Бахматюк? В первую очередь стратегия самого Бахматюка. Закончив формирование «Авангарда» и нарастив объемы производства, он переключился с украинского рынка на внешний. Например, из 7 млрд произведенных «Авангардом» в 2013 году яиц 78% было вывезено в Ирак, Сирию, Анголу, Молдову и Либерию. Продай Бахматюк хоть часть этого объема в Украине, даже такому стойкому игроку, как «Овостар», пришлось бы туго. «Меня интересуют внешние поставки,  – утверждает Бахматюк.  – У «Овостара» другая ниша. Они должны быть заметны на внутреннем рынке».

 

И они заметны. Торговая марка «Ясенсвіт» известна украинскому потребителю более 10 лет. «Авангард» же начал брендировать фасованные яйца только в 2011‑м, создав торговую марку «Квочка». Заметной рекламной кампании в поддержку «Квочки» со стороны холдинга не было, соответственно, не было и войны брендов. «Ясенсвіт» остается самой узнаваемой яичной торговой маркой в Украине. Это только подтверждает слова Бахматюка о том, что внутренний рынок для него  – не в приоритете. «Мы не глобалисты»,  – уверяет Беликов. В 2013 году компания вывезла за рубеж около 10% произведенных яиц. Преимущественно в страны Азии и Африки. «Планируем наладить поставки яиц в США»,  – делится Беликов.

    Уникальное торговое предложение «Овостара»  – пастеризованные жидкие яичные продукты, которые «Авангард» не делает. В этом сегменте доля компании Беликова и Вересенко достигает 90%. Жидкие яичные продукты (меланж, белок и желток) очень востребованы кондитерами. Например, корпорация Roshen перешла с импортного яичного белка на продукцию «Овостара». Среди постоянных клиентов компании  – McDonald’s и «Крафт Фудз Украина». «Нам стратегию развития диктуют потребители,  – подчеркивает Беликов.  – Если кто‑то из компаний  – покупателей наших яичных продуктов собирается вдвое увеличить производство, мы понимаем, что и нам надо наращивать мощности».

    В течение двух‑трех лет «Овостар» хочет вдвое увеличить поголовье. Глобальная цель  – нарастить капитализацию компании до $500 млн. Планы реальны. Беликов и Вересенко уже доказали, что совместными усилиями можно многого добиться. «Овостар»  – единственный пример слияния двух конкурентов не только в птицеводческой отрасли, но и в целом в истории украинского агробизнеса. «Где два украинца  – там три гетмана. Возможно, нам с Виталием удалось договориться потому, что он  – украинец, а я  – русский»,  – шутит Беликов.

 

Forbes

Просмотров: 779
Комментарии читателей
Для данной новости никто не оставил комментарий.